Почему гарри и гермиона не вместе


Почему гарри и гермиона не вместе

Почему гарри и гермиона не вместе

Почему гарри и гермиона не вместе



Великолепная статья зарубежного автора (Gowdie), перевод выполнен с его разрешения замечательным автором и критиком, а я всего лишь скромно добавил, привёл в её работе ссылки на «официальное» росмэновское издательство, раз оно «ответственно» за распространение Поттерианы в России в печатном виде.
«Почему Гарри выбрал своей возлюбленной Джинни, а не Гермиону? Анализ сексуальной привлекательности и юмора».
В фандоме почему-то очень распространён взгляд на Джинни как на странный, плохо прописанный персонаж, выскакивающий как джинн (Ха! Каламбурчик, господа!) из бутылки и действующий в формате Мэри Сью. Мне хотелось сделать некую «выжимку» из книг со всеми упоминаниями о Джинни. Но, в любом случае, результат был бы половинчатый – я не слишком-то сильна в аргументации и анализе. И вот мне встретилась в сообществе hp_essays замечательная статья gowdie «Why Harry Picked Ginny, Rather Than Hermione, As A Romantic Partner». Если вам интересно - .
Гарри Поттеру повезло обрести лучшую из возможных подруг, когда ему было всего одиннадцать. Верная Гермиона Грейнджер давала ему прекрасные советы и моральную поддержку. Её острый ум много раз спасал его. Она нужна Гарри как неотъемлемая часть его жизни, и он заботится о ней. Она поклялась сопровождать его на пути к окончательному освобождению мира от Волан-де-Морта. Она даже пыталась объяснить ему пятнадцатилетнему загадочную женскую логику. И всё же, в шестнадцать лет он выбрал своей возлюбленной Джинни Уизли. Почему? Объяснение крайне простое – Гарри вожделеет Джинни. А к Гермионе он ничего подобного не испытывает. Никогда.
Секс – основная составляющая взрослых взаимоотношений. Кроме того, именно секс определяет разницу между платоническими и романтическими отношениями.
Это утверждение совершенно не предполагает, что секс играет главенствующую роль в выборе партнёра. Очевидно, что можно желать кого-то, с кем невозможно построить более глубокие отношения. Связи, основанные исключительно на сексуальном голоде, в конечном итоге умирают – этого просто недостаточно. Ключ к здоровому, гармоничному, долгосрочному союзу – совместимость систем жизненных ценностей и стилей общения. Но секс тоже очень важен. Взаимоотношения без секса напряжённы и не в полной мере удовлетворительны. Это может даже привести к огорчениям и обидам. Секс – основополагающая человеческая потребность – заставляет нас хорошо себя чувствовать. Физический контакт приносит нам комфорт и делает счастливыми. Ну, а в быту – трудно делить постель и санузел с человеком, тело которого не приносит никакой радости.
Гермиона не привлекает Гарри сексуально, и никогда его не привлекала. Да, он признаёт, что она была красива на Святочном балу. Целый параграф посвящён её описанию от причёски и платья до зубов. (ГП и КО, стр. 369, 377, 395). Позже, в Ордене Феникса, Гарри, опешив, подтверждает, что не находит её уродиной (ГП и ОФ, стр. 532). Но эти эпизоды не являются настоящим подтверждением физического влечения Гарри к Гермионе – ни в одном из этих моментов у Гарри не было физической реакции. Роулинг чётко показывает разницу, описывая реакции Гарри на других девушек.
Когда Гарри встречает Чжоу Чанг, мгновение это отмечено его влечением к ней. Роулинг пишет: «Их ловец Чжоу Чанг была в команде единственной девушкой. Она была на голову ниже Гарри, и Гарри, несмотря на нервное возбуждение, заметил, что она очень красивая. Команды выстроились друг против друга, Чжоу улыбнулась Гарри, и у него ёкнуло сердце. Нет, так перед матчем не лихорадит, это что-то совсем другое» (ГП и УА, стр. 295). Это первый раз в жизни, когда Гарри замечает девушку в романтическом ключе. И эта сцена определяет реакцию Гарри на физический отклик – реакцию, которую читатель ещё будет наблюдать в будущем.
Но на Гермиону у Гарри нет такой реакции. Когда она целует его в конце четвертого года, Гарри отмечает только: «…и сделала то, чего никогда прежде не делала – чмокнула его в щёку» (ГП и КО, стр. 666). Нет никакого толчка в животе или вставших дыбом волос. Гарри вообще не видит Гермиону в сексуальном плане.
И хотя его влечёт к Чжоу, их взаимоотношения терпят крушение по целому ряду причин, и не в последнюю очередь из-за горя и вины за смерть Седрика. Развивающиеся чувства между Гарри и Чжоу слишком запутаны. И когда, наконец, они знакомятся ближе, Чжоу не отвечает всем ожиданиям Гарри. Их расставание лишний раз подтверждает, что секс – далеко не всё, простого влечения к Чжоу недостаточно.
Так чего же Гарри ищет в девушках?
Внешность ещё не всё. Повторюсь, Гарри совсем не считает Гермиону уродиной, и его отнюдь не шокирует интерес к ней других парней: Виктора, Рона или Маклаггена. Гермиона красивая девочка. Многие, подавляющее большинство девушек Хогвартса красивы. Молодая юная ведьма просто обязана быть красивой! (Это от себя!) Дело вовсе не во внешности Гермионы. Гарри находит особое удовольствие в юморе. Да, да! Именно в юморе! И не стоит удивляться такой черте его характера. С того момента, как мы встретили Гарри, он пользовался юмором как средством выживания. Описывая испорченного и вздорного кузена Дадли, Роулинг пишет: «У него было крупное розовое лицо, почти полностью отсутствовала шея, маленькие глаза были водянисто-голубыми, а густые светлые волосы аккуратно лежали на большой жирной голове. Тётя Петунья часто твердила, что Дадли похож на маленького ангела, а Гарри говорил про себя, что Дадли похож на свинью в парике» (ГП и ФК, стр. 28). Позже, когда Гарри, голодный и замёрзший, лежал на жёстком полу хижины, на одинокой скале в море, отмечается: «Ему хотелось верить, что крыша домика выдержит атаку дождя и ветра и не провалится внутрь, хотя, возможно, так стало бы теплее…» (ГП и ФК, стр. 58). Гарри прикрывается чёрным юмором как щитом, чтобы эмоционально выжить в окружающих его плачевных обстоятельствах. Гарри признаёт свою тягу к смешному насущной необходимостью после Турнира Трёх (Четырёх) Волшебников. Перед лицом возвращения Волан-де-Морта и грядущей второй гражданской магической войны, он передаёт близнецам свой выигрыш в качестве стартового капитала для волшебного магазина приколов, шуток и розыгрышей. Вот его собственное объяснение: «А ваши игрушки будут всех веселить. Я первый с удовольствием посмеюсь. Сдаётся мне, нам скоро будет очень не хватать поводов для веселья» (ГП и КО, стр. 666). Его тяга к юмору настолько сильна, что и тысячи галеонов не жалко – лишь бы найти хоть что-нибудь приятное в надвигающейся тьме.
Вскоре после этих событий Роулинг особо отмечает прямую связь юмора и любовных переживаний во время встреч Гарри с Чжоу. Поцеловав Чжоу, и думая о том, чтобы пригласить её на свидание, Гарри размышляет: «Да, Чжоу давным-давно ему нравилась, но, когда он представлял себя с ней вдвоём, Чжоу в этой сцене была радостной, а не той Чжоу, которая проливала слёзы у него на плече» (ГП и ОФ, стр. 432). Вполне понятное ожидание – обрести подругу, которая бы наслаждалась его компанией. «Расстроенные чувства» - главная причина гарриного разочарования. Он годами хотел быть с Чжоу (3, 4 и 5 книги), но когда это случилось, им ни разу не было весело вдвоём. Ни разу!
Недостаток веселья стал основным поводом для расставания Гарри и Чжоу. Позже эту же мысль подтверждает и Рон. Узнав, что они расстались, Рон замечает: « – Ну и отлично, – с нажимом сказал Рон. – То есть она, конечно, симпатичная и всё такое, но лучше бы тебе подцепить кого-нибудь повеселее» (ГП и ОФ, стр. 822). Чжоу всё ещё горюет о Седрике, и ей нужен кто-то, готовый разделить её печаль. А Гарри нужна ведьма, неважно насколько симпатичная – с кем он мог бы веселиться.
Так Роулинг устанавливает чувство юмора, как крайне желательную черту характера будущей возлюбленной Гарри. И проблема в том, что Гарри вовсе не находит Гермиону забавной. Этот факт специально проговаривался во время размолвки с Роном на четвёртом курсе. Когда Гермиона указывает, как ему не хватает Рона, Гарри это отрицает, но в глубине души признаёт: «Гермиона была его самый верный друг, и он действительно её любил. Но всё-таки она не могла заменить Рона. С ней не повеселишься, всё библиотека да библиотека» (ГП и КО, стр. 291). Гермиона очень многое даёт Гарри, но не удовлетворяет его тягу к смешному, к веселью.
Лучшая подруга Гарри не представляется ему источником смешного, комичного и не пробуждает в нём никаких романтических чувств. Их отношения асексуальны, и рядом с ним ещё остаётся место для другой девушки. На шестом курсе Гарри постепенно открывает для себя Джинни, как источник постоянного веселья, юмора, хорошего настроения.
В шестнадцать лет у Гарри медленно растут чувства к Джинни, но он проводит время отнюдь не в раздумьях о её яркой внешности. Напротив, постоянно отмечается её чувство юмора. Легко заметить, что в шестой книге, в которой Гарри и Джинни станут парой, первое её появление начисто лишено льстящих описаний рыжей. Вместо этого Гарри замечает: «Младшая сестра Рона вошла в комнату, ссутулившись, с недовольным видом» (ГП и ПП, стр. 97).
Такое появление Джиневры резко контрастирует с описанием появления Флёр Делакур всего несколькими абзацами ниже. Флёр описана как: «В дверях стояла девушка такой невероятной красоты, что дух захватывало. Высокая, стройная, гибкая, с длинными белокурыми волосами, она словно светилась чуть заметным серебристым сиянием. И вдобавок это чудесное видение держало в руках тяжело нагруженный поднос с завтраком» (ГП и ПП, стр. 97 - 98). Несмотря на то, что и приход вейлы Гарри рассматривает с юмором, в самой Флёр никогда не было ничего нарочито смешного. Разве что её комичное постоянное восхищение Биллом. И хотя она кажется Гарри привлекательной, в сексуальном плане она ему совсем не интересна.
Что выделяет Джинни в глазах Гарри среди остальных, окружающих его девушек – это её чувство юмора. Тому, что Гарри нравятся шутки Джинни в шестой книге, есть прецеденты на протяжении всей серии книг. В их прошлом Роулинг уже приводила примеры совпадающего у Гарри и Джинни чувства юмора. Ещё в третьей книге Гарри и Джинни разделяют веселье, несмотря на её продолжающуюся скованность в его присутствии. « - Пенелопа! – Заметив девушку с длинными кудрями, Перси покраснел, пригладил волосы и зашагал ей навстречу, выпятив грудь, чтобы она непременно увидела сверкающий значок. Гарри с Джинни не выдержали и, отвернувшись, прыснули» (ГП и УА, стр. 86).
Два года спустя, случайно наткнувшись в закрытом отделении больницы на Златопуста Локонса, в ту же секунду начавшего раздавать им автографы, Гарри с Джинни мило обмениваются шуткой. Их тихая перемолвка описана так: « - Не сильно изменился, - шепнул Гарри, а Джинни, стоявшая рядом, улыбнулась» (ГП и ОФ, стр. 475). А в конце книги, когда Гермиона пытается подавить естественное намерение поспорить с Полумной о существовании морщерогих кизляков, «Джинни поймала взгляд Гарри и быстро отвернулась, пряча усмешку» (ГП и ОФ, стр. 805). Роулинг совершенно чётко показала, что хотя они и не проводят вместе много времени, Джинни и Гарри одинаково находят забавными одни и те же ситуации.
Суховатый чёрный юмор (я бы добавил от себя – незатейливый примитивный чёрный армейский, даже флотский юморок), свойственный им обоим, даёт Джинни основание привлечь внимание Гарри в случае более тесного общения.
Гостя в «Норе» летом перед шестым курсом, Гарри замечает и отмечает джиннино остроумие. Джинни недолюбливает Флёр («покусившуюся» на любимого старшего брата), и всё своё презрение воплощает в театрализованном отбытии вейлы после её первой сцены с Гарри: «Она очень похоже передразнила Флер, перебросив за спину свои длинные рыжие волосы, и сделала пируэт, подняв руки над головой, словно балерина» (ГП и ПП, стр. 102). Гарри оценил невероятную точность её насмешки. Позже, когда Флёр демонстрирует своё обожание Биллу: «Джинни за спиной у Флёр сделала вид, будто ее стошнило прямо в тарелку с кашей. Гарри поперхнулся кукурузными хлопьями, и Рону пришлось похлопать его по спине» (ГП и ПП, стр. 114). (От себя. Пампкинпайцы с этой выходкой Джинни носятся, как с «писаной торбой». Якобы, вот доказательство грубости и примитивности «деревенщины» по сравнению со святой Гермионой. Но они забыли, что Грейнджер изобразила точно такой же рвотный позыв на «общение» Рона и Лаванды, да и Уилки Двукреста, инструктора по обучению трансгрессии, Гермиона тоже спародировала в виде «балерины». Гарри, Джинни, Рон и Гермиона внимательно наблюдают за развитием отношений Флёр и Билла. Согласитесь, вейла окончательно сошла с ума, позорит гордых волшебных амазонок! Не Билл с обожанием смотрит на неё, а наоборот! Это уже моё личное открытие: все дети довольно влиятельной в Волшебном мире чистокровной семьи Уизли, обладают невероятной сексуальной привлекательностью: для вейл, для Избранного, для блондинок, для продавщицы деревенского магазина канцелярских товаров, для хорошенькой афроколдуньи – капитана команды по квиддичу, для симпатичной и гениальной британской грязнокровочки).
Младшая сестричка Рона оказалась довольно забавной. Гарри продолжает наслаждаться её юмором на протяжении всей книги. На одной из первых квиддичных тренировок у них была перепалка, которая могла стать весьма напряжённой. Джинни обзывает Рона «придурком», и Гарри кажется, что границы перейдены. Он остерегает её: «А ты, Джинни, кончай обзывать Рона придурком, ты не капитан команды! – Так ведь ты у нас очень занят, все никак не соберешься ему сказать, что он придурок, должен же кто-нибудь… Гарри с неимоверным трудом удержался от смеха» (ГП и ПП, стр. 294). Джинни заставляет его смеяться даже тогда, когда это кажется не вполне уместным. Примеров множество – всякий раз Джинни, появляясь, забавляет Гарри.
Один выделяющийся среди прочих эпизод происходит, когда они уже стали парой. У них происходит разговор в общей гостиной:
« - Три нападения дементоров за неделю, а у Ромильды Вейн только один вопрос ко мне и нашелся: правда ли, что у тебя на груди наколот гиппогриф?
- И что ты ей ответила?
- Что у тебя там Венгерская хвосторога изображена, - ответила Джинни, неторопливо переворачивая газетную страницу. – Пусть все считают, что ты настоящий мачо.
- Ну спасибо, - ухмыльнулся Гарри. – А Рона ты чем наградила?
- Карликовым пушистиком. Правда, я отказалась сказать, на каком месте он его наколол» (ГП и ПП, стр. 552 – 553).
Джинни острит в своей манере, но есть одно существенное различие – Гарри подыгрывает ей. Они не только забавны каждый сам по себе, но и, обладая схожим чувством юмора, прекрасно дополняют друг друга.
(От себя. Джинни продолжает «мстить» Рону – лицемеру, а брат даже в начале седьмой книги, перед операцией «Семь Поттеров» ищет татуировку Венгерской хвостороги теперь уже на временно «своей», преобразившейся под воздействием оборотного зелья груди. Шуточки Джинни точно и больно попадают в цель! Ну, не спрашивала же Ромильда Вейн у Джинни ещё и про татуировки брата, Рона! Просто, Гарри и Джинни, эти два юмориста, нагло измываются над Рональдом.) Несомненно, в жизни Гарри были и другие приколисты – Рон и близнецы, как очевидный пример. Дело не только в чувстве юмора – следует признать, что привлекательность Джинни тоже сыграла свою роль.
На вкус Гарри Джинни выглядит более чем удовлетворительно. На одной из последних квиддичных тренировок Джинни прикалывается, изображая сразу двоих - Гарри и Рона. «Гарри, хохотавший вместе со всеми, был только счастлив тому, что у него имеется совершенно невинный повод подолгу не спускать с Джинни глаз. В итоге, поскольку выискивать снитч ему во время тренировок стало некогда, Гарри ещё пару раз зашибли бладжером» (ГП и ПП стр. 535). Гарри очень нравится смотреть на Джинни, даже отвлекаясь от любимой игры и рискуя быть слегка покалеченным. Какой там снитч, если Джинни такое вытворяет!
Джинни всегда казалась Гарри привлекательной. Уже в двенадцать лет он отмечает её «огромные глаза» (ГП и ТК, стр. 58), правда, «Росмэн» опять отличился, на самом деле - bright brown eyes (яркие карие глаза) и «… ярко-рыжим волосам…» (ГП и ТК, стр. 109), «… копну её огненно-рыжих волос, ему казалась, что бедняжка Джинни горит» (ГП и ТК, стр. 175). Даже в трагических обстоятельствах Гарри думает о Джинни в одобрительной манере. На пятом курсе серьёзно ранен Артур Уизли, и Гарри проводит ночь бдения с отпрысками Уизли и Сириусом. Роулинг описывает каждого из собравшихся в комнате и отмечает, что «Джинни калачиком свернулась в кресле, но глаза её были открыты; Гарри видел в них отражение огня» (ГП и ОФ, стр. 447 - 448). (Ginny was curled like a cat on her chair, but her eyes were open; Harry could see them reflecting the firelight.) Чудное, даже почти любовное описание. Хотя Гарри ещё не интересуется Джинни как девушкой, ему кажется довольно приятным смотреть на неё.
Похоже, Гарри очень нравятся джиннины волосы – они заслужили многочисленных упоминаний в книгах. Факт, что именно это его больше всего привлекает, подтверждается, когда он вновь упоминает их на шестом курсе, когда Поттер обнаруживает свои чувства к ней. В начале книги Гарри разочарован, что она оставляет его одного в поезде: «Ему почему-то было досадно смотреть, как она уходит, взметнув длинными рыжими волосами» (ГП и ПП, стр. 142). Он выделяет её даже в битве в конце шестой книги. В погоне за Снеггом он не останавливается у двух распростёртых на полу телах, но вот «Впереди полыхнули языками пламени пряди рыжих волос…» (ГП и ПП, стр. 615) и, приостановив преследование Снегга и Малфоя, задерживается на время, достаточное, чтобы помочь своей девушке.
Джинни всегда была и остаётся красивой девушкой, но Гарри покорён именно её чувством юмора. Как недвусмысленно показали Чжоу и Флёр, только квиддича и красоты недостаточно. Это особенное сочетание трёх черт Джинни (юмор, квиддич и красота) и сделало её избранницей Гарри.
Тот же факт, что должны быть задействованы вместе внешность, спорт и чувство юмора, объясняет, почему Гарри так долго не замечал Джинни. Только в пятой книге Джинни окончательно перестает стесняться Гарри, и у неё появляется возможность проявить себя – а Гарри начинает больше обращать на неё внимание. (От себя. Всю гамму чувств к Джинни в пятой книге Гарри уже испытывает: интерес, восхищение, раздражение, досаду, ревность, зависть, стыд). И только летом перед шестым курсом он проводит достаточно много времени в её обществе, чтобы, в конце концов, обнаружить то чудесное свойство, которое и тронуло его. И его действительно тронуло. Именно Джинни спровоцировала отклик, похожий на тот, когда Гарри встретил Чжоу. Джинни только похлопала его по руке, и «У Гарри словно что-то перевернулось в животе…» (ГП и ПП, стр. 309), «… Джинни и, перегнувшись через стол, сняла с его головы часть Кикимерова подарка; по шее Гарри побежали мурашки, никакого отношения к червякам не имевшие» (ГП и ПП, стр. 350). Это небольшие знаки, которые Роулинг использовала и раньше, для прояснения разницы между обычным контактом и физическим влечением.
На этот раз уровень сексуальной заинтересованности выше настолько, что чувства к Джинни, в отличие от его чувств к Чжоу, что Гарри даже придаёт им телесность и персонифицирует как чешуйчатое чудовище, которое живёт внутри него. Гарри не осознаёт своего влечения к Джинни, пока не видит её целующейся с Дином. Вот рождение монстра. Роулинг описывает: «Гарри показалось, что в животе у него заворочалось что-то громадное и чешуйчатое, раздирая когтями внутренности» (ГП и ПП, стр. 295), «Существо, обитавшее в груди Гарри, торжествующе взревело…» (ГП и ПП, стр. 551), после долгожданного поцелуя Гарри и Джинни на глазах всего факультета при молчаливом согласии Рона.
Частично чудовище представляет гаррину ревность. Во время сцены с Дином отмечено, что: «Кровь горячей волной хлынула в мозг, все мысли угасли, осталось только дикое желание превратить Дина в студень» (ГП и ПП, стр. 295). И немного погодя «…новорожденное чудовище у него внутри с ревом требовало тут же на месте вышвырнуть Дина из команды» (ГП и ПП, стр. 295). Создание внутри него, похоже, радо было бы избавиться от соперников. Но кроме ревности чудовище олицетворяет вожделение Гарри. Когда Гарри воображает себя целующим Джинни: «Чудовище у него в груди замурлыкало…» (ГП и ПП, стр. 297). Намного позже, когда Гермиона сообщает, что Джинни и Дин поругались, и Гарри надеется, что это разрыв: «Дремавшее в груди Гарри чудовище тотчас воспрянуло и с надежной принюхалось к воздуху» (ГП и ПП, стр. 435). Это чудовище явилось всеобъемлющей метафорой самых основополагающих, животных инстинктов Гарри. (От себя. Дорогие барышни! Любовь к вам идёт рука об руку (опять каламбурчик) со здоровыми животными инстинктами. И пока вы раздумываете, принять или не принять наши ухаживания, рука очень помогает пережить период ожидания и неопределённости. Гарри нормальный здоровый парень, он умеет держать себя в руках. Ни словом, ни жестом, Поттер пытается случайно не выдать своих чувств к Джинни, даже перед всё понимающей Гермионой). Гарри очень сильно вожделеет Джинни. Время, когда они вместе, описывается как: «…ты счастлив так, как очень давно уже счастлив не был…» (ГП и ПП, стр. 552). А позже, как: «…главным источником утешения» (ГП и ПП, стр. 651). Взаимное влечение Гарри и Джинни исполняет свое назначение – делает их счастливыми. Дарит Гарри заслуженный период радости.
Очевидно, что они хотят друг друга, но как долго смогут они остаться вместе? В придачу к сексуальному притяжению у Гарри с Джинни есть и другие необходимые для длительных взаимоотношений составляющие – общая система ценностей и взаимопонимание.
Одиннадцатилетним Гарри находит Зеркало Еиналеж и открывает, что одно из его самых больших желаний – семья. Дамблдор объясняет, как работает зеркало: «Оно показывает нам не больше и не меньше, как наши самые сокровенные, самые отчаянные желания. Ты, никогда не знавший своей семьи, увидел своих родных, стоящих вокруг тебя» (ГП и ФК, стр. 276). Гарри никогда не знал, что значит настоящая семья, и отчаянно жаждет её обрести. У Джинни есть шесть братьев и родители, любящие Гарри как своего собственного ребёнка. А её реакция на предательство Перси показывает, как невероятно важна для неё семья. Когда близнецы и Рон рассказывали Гарри о перебежке Перси, особо упоминая то, что он сказал отцу: «Джинни взвизгнула, как рассерженная кошка» (ГП и ОФ, стр. 71). В следующем году, когда Перси под предлогом семейного визита проводит министра к Гарри, Джинни воюет с близнецами за признание первенства именно её достижения – протёртого пастернака на очках предателя или права первой залепить ему в лицо овощным пюре. В Джинни очень сильна преданность семье. Можно утверждать, что и в дальнейшем семья останется одним из её приоритетов. Также Джинни полностью разделяет взгляды Гарри на необходимость уничтожения Волан-де-Морта, равно как ненависти и хаоса, привнесённых в магическое сообщество им самим и его последователями. Как и Гарри, она хочет участвовать в делах Ордена Феникса, хотя мать запрещает ей (ГП и ОФ, стр. 90). Она является активным участником «Отряда Дамблдора». Но более всего её взгляд на эту борьбу становится очевиден, когда Гарри расстаётся с ней, чтобы выполнять свою миссию. Она говорит ему: «Я знала, рано или поздно это произойдет. Знала, что ты не будешь счастлив, пока не настигнешь Волан-де-Морта. Может быть, поэтому ты так мне и нравишься» (ГП и ПП, стр. 664). У Гарри и Джинни общий взгляд на окружающий мрачный мир и желание другого, светлого мира.
Наряду с общими жизненными ценностями у них есть и активное взаимопонимание. Это видно ещё на пятом курсе, когда Джинни принесла Гарри пасхальное яйцо, и он открыл ей свое заветное желание поговорить с Сириусом. (От себя. А пампкинпайцы считают, что Джинни просто нафаршировала это яичко убойной дозой приворотного зелья. Как грубо! - сказал бы Дамблдор. Но как эффективно, девятнадцать лет после Великой Битвы прошло, а муж с женой вместе пишут письма своему ребёнку в Хогвартс три раза в неделю…).
Уровень их взаимопонимания проявляется ещё больше после смерти Дамблдора. «Он не хотел покидать Дамблдора, не хотел никуда уходить. Лежащая на его плече рука Хагрида подрагивала. Потом и ещё один голос произнёс: - Гарри, пойдём. Чья-то маленькая и тёплая ладонь взяла его за руку и потянула вверх. Гарри подчинился ей почти бездумно. И только когда пробирался сквозь толпу, ничего не видя вокруг, вдруг понял по веявшему в воздухе аромату цветов, что это Джинни ведёт его назад, в замок» (ГП и ПП, стр. 628). Джинни способна пробиться к нему сквозь ужас, страх, боль, стресс и ступор.
А что ещё важнее, Гарри и Джинни абсолютно честны друг с другом. Гарри решает, что для завершения его миссии по уничтожению Волан-де-Морта, он должен расстаться с Джинни. Ведь абсолютно неизвестно, сколько времени займёт эта миссия, месяцы, годы, десятилетия? Гарри признаёт: « – Последние несколько недель, проведённых с тобой, были… они словно принадлежали другой жизни, – сказал Гарри. – Но я не могу… мы не можем… есть вещи, которые я должен сделать один» (ГП и ПП, стр. 663). Безо лжи, не отталкивая её без причины, он довольно ясно объясняет ей свои мотивы и то, как она важна для него.
В ответ Джинни делает своё признание: « – Я никогда не переставала думать о тебе, – сказала она. – Просто не могла. Всегда надеялась…» (ГП и ПП, стр. 664). Гарри расстаётся с ней. Она могла бы ответить со злостью, защищаясь. Вместо этого она принимает его решение и открывает, что он давно ей небезразличен.
Ещё до разговора с Джинни Гарри интуитивно знает, что всё пройдёт хорошо. Перед тем как рассказать о своём решении: «…Гарри осознал: в это мгновенье они понимают друг друга до конца, и когда он скажет Джинни, что собирается сделать, она не ответит: «Будь осторожен» или «Не делай этого», но примет его решение, потому что ничего другого от него и не ждёт» (ГП и ПП, стр. 663). Потому что они разделяют систему ценностей и так хорошо узнали друг друга, что Гарри может предсказать реакцию Джинни, и полон уверенности разговаривать с ней честно, даже если его слова ранят их обоих.
Между Гарри и Джинни сильное сексуальное притяжение, в большой степени основанное на общем чувстве юмора. У них общая система ценностей и глубокое взаимопонимание. Это всё, что нужно для создания здоровых долгосрочных взаимоотношений. А есть ли к тому препятствия?
Ведь можно опасаться того, что юмор Джинни порою весьма жалящий, даже злой. Она за спиной зовёт Флёр Флегмой и весьма грубо замечает: « – Я бы на твоем месте не ходила сейчас на кухню, - предупредила она. – Там разливается Флегма. – Постараюсь не поскользнуться, - улыбнулся Гарри» (ГП и ПП, стр. 137). Когда несколько месяцев спустя Рон, застав её целующейся с Дином, почти называет её шлюхой в присутствии Гарри, Джинни набрасывается на него. Она безжалостно вскрывает отсутствие у брата личного опыта: « – С кем же это ты целовался, со своим Сычиком? Или, может, у тебя под подушкой хранится фотография тетушки Мюриэль?» (ГП и ПП, стр. 296). Совершенно очевидно, что в обозлении Джинни пользуется насмешками как грозным оружием.
Тут, правда, следует отметить, что эта черта джинниного характера очень напоминает поведение самого Гарри. Гарри всегда использовал чувство юмора против людей ему неприятных и досаждавших.
Самый очевидный пример – Дадли. В первой книге, ещё до того как Гарри узнал о Хогвартсе, Дадли поддразнивает его насчёт местной общеобразовательной школы: « – В этой школе старшекурсники в первый же день засовывают новичков головой в унитаз, – сразу же начал издеваться Дадли. – Хочешь подняться наверх и попробовать? – Нет, спасибо, – ответил Гарри. – В многострадальный унитаз никогда не засовывали ничего страшнее твоей головы – его, бедняжку, может и стошнить» (ГП и ФК, стр. 42). Несколько лет спустя Гарри отвечает Дадли, утверждающему своё право избить задиравшегося десятилетнего: «Да? Может, он сказал, что ты похож на свинью, которую научили ходить на задних копытах? Если так, Дад, это не нахальство, а чистая правда» (ГП и ОФ, стр. 14). Не вправе использовать магию на каникулах, Гарри легко переключается на испытанный механизм выживания в общении с кузеном, задирой-переростком Дадли.
Вообще-то, его защита юмором к шестой книге становится настолько инстинктивной, что Гарри использует её, даже не раздумывая. На первом уроке по Защите от Тёмных Сил разговаривают Снегг и Гарри:
« - Вы понимаете, что мы сегодня занимаемся невербальными заклинаниями, Поттер?
- Да, - сдавленно ответил Гарри.
- Да, сэр.
- Совсем необязательно называть меня «сэр», профессор.
Слова вырвались прежде, чем Гарри понял, что он говорит. Несколько человек ахнули, в том числе и Гермиона. Зато Рон, Дин и Симус одобрительно заулыбались за спиной у Снегга» (ГП и ПП, стр. 188).
Разозлённый, Гарри обращается к проверенному средству, даже если это работает против него и оборачивается серьёзным взысканием.
Гарри не смущается даже повернуть своё острословие против ближайших друзей. Когда его имя выскакивает из Кубка Огня, они с Роном перестают разговаривать, из-за ревности рыжего. Гарри даже кидает ему в голову значок «Поттер – смердяк!» и саркастически замечает: « - Это тебе на память! Надень его во вторник. Глядишь, ещё и шрам на лбу появится. Ты ведь о нём мечтаешь!» (ГП и КО, стр. 308). Рона захлестнула неуверенность в своём месте под солнцем. Он зол на Гарри, потому что боится быть только спутником, верным оруженосцем, не заслуживающим серьёзного внимания на фоне Великого и Ужасного Избранного. Он стремится к признанию, и Гарри знает это – спасибо Гермионе, доходчиво объяснила. Но в порыве злобы он не боится уязвить Рона, сарказмом потоптавшись по его неуверенности.
В этом смысле, Джинни и Гарри, использующие своё острословие как оружие, подходят друг другу отменно, идеально. Оба обладают мрачным чувством юмора и не боятся использовать его при необходимости. Возможный недостаток Джинни не обесценивает её в глазах Гарри – это их общая манера поведения.
Возможно, в будущем, они повернут это оружие и против друг друга – все пары иногда ссорятся. Но может оказаться, что подобные механизмы защиты и понимание их действия защитят их от глубоких травм. А их довольно зрелая эмоциональная честность указывает, что они благополучно переживут любые мелкие склоки.
Гарри расстаётся с Джинни не потому, что не хочет больше быть с ней. Напротив, его настолько сильно тянет к ней, что он «… если он и дальше будет сидеть рядом с Джинни, от решимости его мало что останется…» (ГП и ПП, стр. 664). Одно из основных жизненных устремлений Гарри – юмор. Джинни подходит ему по этому устремлению прекрасно, и в результате между ними очень сильное сексуальное притяжение. У них похожие жизненные ценности и открытое, честное общение. Если они оба переживут войну с Волан-де-Мортом, у них есть огромный шанс выстроить здоровую, счастливую и долгосрочную любовную связь.
А что же остаётся Гермионе Грейнджер? Так же, как Гарри ищет веселья, Гермиона демонстрирует страстную тягу к спорам. Может быть, эта её слабость и объясняет выбор Рона в качестве сексуального партнёра?
Примечание: Я знаю, что есть статья на Лексиконе «Вы правда думаете, что они подходят?/ D'you Really Think They're Suited?» о том, почему Гарри и Гермиона не образуют удачной пары. В ней, в том числе говорится о несовпадающем чувстве юмора Гермионы и Гарри, так что за примерами обращайтесь к ней. Там же упоминаются и другие их несоответствия. Целью же данного эссе было установить прямую связь между юмором и сексуальным влечением Гарри и показать, как Джинни вписывается в эти ожидания и в результате ОЧЕНЬ ему подходит.
UPD - ответ автора статьи на просьбу о разрешении публикации: «Wow - taking the time to translate is a huge compliment. Thank you! I will try to send over my friend that speaks Russian to see what people are saying - I won't be able to resist. Thank you for letting me know where this is. I will bookmark it. I do like to keep track of these things». Перевод: «Ого! Время, потраченное на перевод - само по себе огромный комплимент. Спасибо! Не удержусь, постараюсь заслать приятеля, который говорит по-русски, посмотреть на отзывы. Спасибо, что сообщили адрес - запомню его в закладках. Люблю всё отслеживать».
От себя:
Почему Гарри выбрал Джинни? Так захотела Роулинг. Или, всё-таки логическое объяснение есть? И это – общий юмор и ирония! Высшая форма взаимопонимания любящей пары. Гарри и Джинни.
Любил ли Гарри Гермиону? Да! Тысячу раз – Да! Но, как любимую старшую сестру! Гермиона Грейнджер занимает исключительное место в жизни Гарри Поттера. Да и в жизни Джинни Уизли тоже. Гермиона умнее Джинни? Как сказать. Не думаю, что девушка нашедшая способ обмануть горгулью на входе в кабинет директора школы, захватившая и вынесшая меч Годрика Гриффиндора вниз по лестнице, глупее Грейнджер. Амбридж, продвинувшаяся по карьерной лестнице, первый заместитель Министра Магии, владеющая заклинанием Патронуса, в кабинет Дамблдора войти так и не смогла. А эта операция Трио-2 явно не входила в тайный план Дамблдора. И вероятно, удивлённый такой инициативой Джинни портрет бывшего директора, как раз и поднял тревогу, позволил Снеггу схватить троицу, когда они «…уже тащили меч вниз по лестнице». А куда? К Хагриду? К Добби?
Но вернемся к теме. Всем, кто любит Гермиону. Я тоже её искренне люблю. Мы все её любим! Но не нужно с тупым упорством запихивать, загонять Гарри и Гермиону в одну койку. Пампкинпайцы не плачьте, сердце раня! Оренджкрашисты, и примкнувшие к ним гудшипперы, говорят вам: До свидания! Расставанье не для нас! :lol:


Источник: http://hpforum.ru/viewtopic.php?t=14886




Почему гарри и гермиона не вместе

Почему гарри и гермиона не вместе

Почему гарри и гермиона не вместе

Почему гарри и гермиона не вместе

Почему гарри и гермиона не вместе

Почему гарри и гермиона не вместе

Почему гарри и гермиона не вместе

Почему гарри и гермиона не вместе

Почему гарри и гермиона не вместе

Похожие новости: